sd main logo


TARIH.OVH


History.Caucasus


TARIH.OVH


History.Caucasus

История Кавказа

Кавказ  и  Каспийское море, расположенные на стыке Европы  и Азии, на протяжении тысячелетий играли важную политическую роль, экономического и культурного развития народов и стран.
Кавказско-Каспийский  регион являлся  удобным плацдармом для наступления в Ближний Восток ,Центральную Азию,   Индию...Главную геополитическую роль в этом регионе играл Кавказ,окаймленный Черным, Азовским и Каспийским морями.Кавказ представлял военно-стратегический плацдарм для продвижения  выхода к Восточному Средиземноморью и Персидскому заливу.  Благодаря своему географическому положению, Кавказ связывал Восточную Европу с Передней Азией. Через этот край шли пути из Центральной Азии в Причерноморье и Средиземноморье, из евразийских степей — на Ближний Восток. Кавказские горы  служили  надежным барьером, огораживающим равнинные просторы Южной России от экспансии с Южного Кавказа — с северного.

На западном побережье Каспия, где горы Кавказа вплотную подходят к морю, оставляя лишь узкую прибрежную полосу, в древности пролегал знаменитый Прикаспийский путь — наиболее удобная дорога из Юго-Восточной Европы в Переднюю Азию, связывавшая на протяжении многих веков области обитания кочевников на Северном Кавказе с районами древнейшего земледелия на Южном Кавказе. Начиная с эпохи бронзы, по ней устремлялись воинственные племена кипчаков к благодатным земледельческим центрам юга.  Взаимодействия кипчаков  Севера с оседлым населением Востока, кочевников и земледельцев, сыгравшие столь большую роль в истории народов Кавказа и Передней Азии, явились важнейшым элементом экономической системы Древнего мира. Древний Кавказ был постоянным театром политических событий: народы разных рас и разной смеси  вторгались то с юга к северу и северо-западу, то с севера к югу и юго-востоку, следовательно проходы между Каспием и Черным морями не знали отдыха от народных передвижений.На протяжении многих столетий этим путем прошли древнеиранские племена из степей Восточной Европы , на Южный Кавказ и Переднюю Азию проникали скифы, массагеты, сарматы, аланы, гунны, савиры, хазары и многие другие кочевые племена евразийских степей.  В период начала скифского вторжения в Переднюю Азию уже в конце VIII — начале VII вв. до н.э. возникла крепость Дербент со своими мощными фортификационными сооружениями.

В трудах Геродота (V в. до н.э.), Страбона (I в. до н. э. — I в. н.э.), Плиния Старшего (I в.), Птолемея (I–II вв.), Кассия Диона (II в.) и других греко-римских историков и географов содержатся сведения об "каспийских воротах".
 Через Главный Кавказский хребет — по Дарьяльскому проходу в VIII–VII вв. до н.э. племена киммерийцев и скифов, обитавшие на Северном Кавказе, устремлялись на юг, вторгаясь в пределы Ассирии, Урарту и Мидии.Ещё со  еще со времен Гомера, Кавказ ,Каспийское море и Чёрное море привлекали к себе внимание интеллектуальной и военно-политической элиты Древнего мира. В ассирийских клинописях периода правления Ададнерари III (810–783 гг. до н.э.) Каспий упоминается как «Великое море восхода Солнца». Слухи о несметных богатствах Кавказа, видимо, и послужили основой древнегреческого мифа об аргонавтах, отправившихся морским путем в далекую и таинственную Колхиду за золотым руном. Легендарный Гомер считал, что Земля на западе простирается до Атлантического океана, а на востоке — до «Пруда Солнца» — Каспийского моря. По мнению древнегреческого поэта, «Пруд Солнца — залив глубокой и плавно текущей всемирной реки Океана».Уже Геродот в V в. до н.э. обладал достаточно достоверными сведениями о размерах Каспийского моря, отмечая, что это замкнутый водоем, не связанный ни с каким другим морем. Причем как сам Геродот, так и более поздние античные авторы неизменно подчеркивали чрезвычайно пеструю полиэтничность «Страны гор». «Много разных племен обитает на Кавказе», — отмечал «отец истории» Геродот. Об этом же содержатся сведения в трудах античного географа Страбона (I в. до н.э. — I в. н.э.), историка Корнелия Тацита (55–117) и др.Природные богатства края, который к тому же являлся районом разносторонних контактов между Восточной Европой и Передней Азией, служили одним из важных причин и объектов экспансии античных государств Средиземноморья. На Кавказ и Каспий были устремлены взоры Александра Македонского, Помпея, Цезаря, Нерона и других сильных мира сего античного Запада.
Северный Кавказ,  с IV в. до н.э. становится важнейшим поставщиком «нефти Античного мира» — хлеба в Афины. В середине I тыс. до н.э. в восточных и северных областях Каспия  обитали занимавшиеся кочевым скотоводством племена, которых Геродот и другие античные авторы называли скифами, а в ахеменидских клинописных текстах — саками. Преемниками саков были сложившиеся в III–II вв. до н.э. племенные объединения усуней, занимавших территорию Семиречья, племена, входившие в государственное образование Канчюй, расселенные в районах Каратау и среднем течении Сыр-Дарьи, а также племена аланов, кочевавших от западных берегов Аральского до северных берегов Каспийского морей. Эти племена имели экономические, политические и культурные связи с Китаем, Мавераннахром, Поволжьем. Через земли усуней проходили караваны по одному из ответвлений Великого шелкового пути. На территории же современного Туркменистана в середине I тыс. до н.э. наиболее экономически развитыми были Маргиана и Парфия. На юго-восточном побережье Каспийского моря находилась область Гиркания, а к северу, в степях, обитали кочевые племена массагетов и дахов. B VII–VI вв. до н.э. Маргиана входила в состав Бактрии, а Парфия и Гиркания — Мидийской державы. B VI–V вв. до н.э. эти территории входили уже в состав Ахеменидской империи. Впоследствии после завоеваний Александра Македонского над этими территориями установили свой контроль сначала Парфия, а с III в. — Сасаниды.
Тем временем, выдержав натиск теллурократических континентальных сил Востока в лице Ахеменидской империи в длительных греко-персидских войнах (495–449 гг. до н.э.), благодаря самому мощному по тем временам флоту, эллинистический Запад уже через сто с небольшим лет начинает контрнаступление в восточном направлении, продолжавшееся несколько столетий....

History of Caucasus

22 Dec 2020

Ibn Ruste


    Абу Али Ахмад ибн Умар Ибн Русте — арабский географ, перс по происхождению, жил в иранском городе Исфахан в IX — первой трети X в. Он был автором большого энциклопедического труда “Книга дорогих ценностей(“Китаб ал-а’лак ан-нафиса“), составленного в 903-925 гг.
Существует единственная рукопись седьмого тома сочинения, который посвящен астрономии и географии. В сохранившемся разделе книги содержатся самые ранние в арабской географической литературе сведения о русах, славянах, хазарах, буртасах, булгарах, мадьярах. Весь блок сведений Ибн Русте о народах Восточной Европы исследователи назвали “Анонимной запиской о народах Восточной Европы” и датировали примерно 70-90-ми годами IX в., по упоминанию государя Великой Моравии Святополка. Эта идентификация, как и время написания “Анонимной записки”, не общепризнаны. Еще до публикации критического издания труда Ибн Русте  были изданы фрагменты его труда (под ошибочным именем Ибн Даста) в переводе Д.А. Хвольсона. 


Очерки из книги Ибн РУСТЭ " Книга драгоценных камней"

               БУЛГАРЫ

Булгар  граничит с страной Буртас.

Живут Булгаре на берегах реки, которая впадает в Хазарское море и прозывается Итиль, протекая между странами Хазар и Славян. Царь Булгар, Альмуш по имени, исповедует ислам. Страна их состоит из болотистых местностей и дремучих  лесов, среди которых они и живут. Они делятся на три отдела: один отдел зовется Барсула, другой - Асгал, а третий - Булгар. Живут же они все в одной и той же местности . Хазаре ведут торг с Булгарами, равным образом и Русы привозят к ним свои товары. Все из них (Русов или Булгар ?), которые живут по обеим берегам помянутой реки, везут к ним (Булгарам) товары свои, как-то меха собольи, горностаевы, беличьи и другие.

Булгаре народ земледельческий и возделывают всякого рода зерновой хлеб, как-то: пшеницу, ячмень, просо и другие. - Большая часть исповедует ислам, и есть в их селениях мечети и начальные училища с муэдзинами и имамами. Те же из них, которые пребывают в язычестве, повергаются ниц пред каждым знакомым, которого встречают. Между Буртасами и этими Булгарами расстояние трех дней пути. Они (Булгаре) производят набеги на них (Буртасов), грабят их и в плен уводят. Они имеют лошадей, кольчуги и полное вооружение. Подать царю своему платят они лошадьми и другим. От всякого из них, кто женится, царь берет себе по верховой лошади. Когда приходят к ним мусульманские купеческие суда, то берут с них десятину. Одежда их похожа на мусульманскую; равным образом и кладбища их как у  мусульман. Главное богатство их составляет куний мех. Чеканеной монеты своей нет у них; звонкую монету заменяют им куньи меха. Каждый мех равняется двум диргемам с половиною. Белые, круглые диргемы приходят к ним из стран мусульманских, путем мены за их товары".

          Славяне

 "Между  страной Баджанаков и страной Славян расстояние 10 дней пути. В самом начале границы страны Славян находится город, по имени Куяб ?. Путь в их страну идет по степям, по землям бездорожным, через ручьи и дремучие леса. Страна Славян - страна ровная и лесистая; в лесах они и живут. Она не имеют ни виноградников, ни пашен. Из дерева выделывают они род кувшинов, в которых находятся у них и ульи для пчел, и мед пчелиный сберегается. Это называется у них сидж  и один кувшин заключает в себе около 10 кружек его. Они пасут свиней на подобие овец . Когда умирает кто-либо из них, они сожигают труп его. Женщины их, когда случится у них покойник, царапают себе ножом руки и лица. На следующий день по сожжении  покойника, отправляются на место, где оно происходило, собирают пепел и кладут его в урну, которую ставят затем на холм. Через год по смерти покойника, берут кувшинов двадцать меду, иногда несколько больше, иногда несколько меньше, и несут их на тот холм, где собирается  семейство покойного, едят, пьют и затем расходятся. Если у покойника было три жены и одна из них утверждает, что она (особенно) любила его, то приносит она к трупу его два столба и вбивают их стоймя в землю, потом кладут третий столб поперек, привязывают посреди этой перекладины веревку, становится на скамью, и конец этой веревки завязывает вокруг своей шеи. Когда она так сделала, скамья принимается из под нее и она остается повисшею, пока не задохнется и не умрет, а по смерти ее бросают в огонь, где она и сгорает . Все они идолопоклонники. Более всего сеют они просо. Во время жатвы берут они просяные зерна в ковш, поднимают их к небу и говорят: Господи, ты, который снабжал нас пищей (до сих пор), снабди и теперь нас ею в изобилии .

Есть у них разного рода лютни, гусли и свирели. Их свирели длиною в два локтя, лютня же их осьми-струнная. Хмельной напиток приготовляют из меду. При сожигании покойников предаются шумному веселью, выражая этим радость свою милости, оказанной ему (покойнику) Богом . Рабочего скота у  них мало, а верховых лошадей имеет только один упомянутый человек . Вооружение их состоит из дротиков, щитов и копий: другого оружия не имеют.

Глава их коронуется ; ему они повинуются, и от приказаний его не отступают. Жилище его находится в средине страны Славян. Помянутое выше лицо, которого титулуют они "главою глав", зовется у них свият-царь ; это лицо стоит выше субанеджа (жупана) , который есть только его наместник . Царь этот имеет верховых лошадей, не имеет другой пищи, кроме кобыльего молока. Есть у него также прекрасные, прочные и драгоценные кольчуги. Город, в котором он живет, зовется Джарваб (?) , в нем производится ежемесячно, в продолжение трех дней, торг 30. Холод в их стране бывает до того силен, что каждый из них выкапывает себе в земле род погреба, к которому приделывает деревянную остроконечную крышу, на подобие (крыши) христианской церкви, и на крышу накладывает земли. В такие погреба переселяются со всем семейством, и взяв несколько дров и камней, зажигают огонь и накаляют камни на огне до красна. 

Когда же раскалятся камни до высшей степени, наливают их водой, от чего распространяется пар, нагревающий жилье до того, что снимают уже одежду. В таком жилье остаются до весны . Царь их объезжает их ежегодно. Если у кого из них есть дочь, то царь берет себе по одному из ее платьев в год; а если есть сын, то царь берет себе также по одному из его платьев в год. У кого нет ни сына, ни дочери, тот дает по одному из платьев жены или служанки в год. Поймает царь в государстве своем разбойника, велит или задушить его, или же отдаст его под надзор кого-либо из правителей на отдаленных окраинах своих владений".


         РУСЫ

"Что  касается до Русии, то находится она на острове, окруженном озером. Остров этот, на котором живут они (Русы), занимает пространство трех дней пути: покрыт он лесами и болотами; нездоров  и сыр до того, что стоит наступить ногою на землю, и она уже трясется по причине обилия в ней воды. Они имеют царя, который зовется хакан-Рус. Они производят набеги на Славян, подъезжают к ним на кораблях, высадятся, забирают их (Славян) в плен, отвозят в Хазран 34 и Булгар и продают там. Пашен они не имеют, а питаются лишь тем, что привозят из земли Славян. Когда у кого из них родится сын, то он берет обнаженный меч, кладет его пред новорожденным и говорит: "не оставлю тебе в наследство никакого имущества, а будешь иметь только то, что приобретешь себе этим мечом". Они не имеют ни недвижимого имущества, ни городов (или селений), ни пашен; единственный промысел их - торговля соболями, беличьими и другими мехами, которые и продают они желающим; плату же, получаемую деньгами завязывают на-крепко в пояса свои. Одеваются они неопрятно ; мужчины у них носят золотые браслеты. С рабами обращаются хорошо и заботятся об их одежде, потому что занимают их при торговле . Городов у них большое число, и живут на просторе . Гостям оказывают почет и обращаются хорошо с чужеземцами, которые ищут у них покровительства, да и со всеми, кто часто у них бывает, не позволяя никому из своих обижать или притеснять таких людей. В случае же, если кто из них обидит или притеснит чужеземца, помогают последнему и защищают его.

Мечи у них сулеймановы . Когда просит о помощи который либо из их родов, выступают в поле все; между ними нет розни, но воюют единодушно против врага, пока не победят его . Если кто из них имеет дело против другого, то зовет его на суд к царю, пред которым и препираются; когда царь произнес приговор, исполняется то, что он велит. Если же обе стороны приговором царя недовольны, то, по его приказанию, должны представить окончательное решение оружию: чей меч острее, тот и одержит верх. На борьбу эту родственники (обеих тяжущихся сторон) приходят вооруженными и становятся. Тогда соперники вступают в бой, и кто одолеет противника выигрывает дело по своему требованию. Есть у них знахари , из коих иные повелевают царю, как будто они начальники их (Русов). Случается, что приказывают они приносить жертву творцу их, что ни вздумается им: женщин, мужчин и лошадей, а уж когда приказывают знахари, не исполнить их приказание нельзя никоим образом. Взяв человека или животное, знахарь накидывает ему петлю на шею, навешает жертву на бревно и ждет, пока оно не задохнется, и говорит, что это жертва Богу.

Они мужественны и храбры. Когда нападают на другой народ, то не отстают, пока не уничтожат его всего, насилуют побежденных и обращают их в рабство. Они высокорослы , имеют хороший вид и смелость в нападениях; но смелости этой на коне не обнаруживают, а все свои набеги и походы совершают на кораблях. Шаравары носят они широкие: сто локтей материи идет на каждые. Надевая такие шаравары, собирают они их в сборки у колена, к которым затем и привязывают. Никто из них не испражняется  наедине: трое из товарищей сопровождают его непременно и оберегают. Все постоянно носят при себе мечи, потому что мало доверяют они друг другу, и что коварство между ними дело обыкновенное: если кому удастся приобресть хотя малое имущество, то уж родной брат или товарищ тотчас же начинает завидовать и домогаться, как бы убить его или ограбить.

 Когда умирает у них кто-либо из знатных, то выкапывают ему могилу в виде большого дома, кладут его туда и вместе с ним кладут в ту же могилу как одежду его, так и браслеты золотые, которые он носил; далее опускают туда множество съестных припасов, сосуды с напитками и чеканную монету. Наконец кладут в могилу живою и любимую жену покойника. Затем отверстие могилы закладывается, и жена умирает в заключении" .....




Name:
Comment:

History of Caucasus 

Al Istahari
Al Istahari


Абу-Исхак-Ибрахим-ибн-Мухаммед ал-Фарисий ал-Истахрий, о жизни которого нам почти ничего неизвестно, оставил после себя сочинение под заглавием: «Китабу месалик-ил-мемалик (книга путей царств)». Это сочинение представляет из себя издание трудов его предшественника Абу-Зейда-Ахмед-ибн-Сахля ал-Балхия, дополненное самим ал-Истахарий.

Ал-Балхий, уроженец города Балха, изучал в Ираке философию под руководством aл-Kиндия и был секретарем балхского князя Ахмед-ибн-Сахл-ибн-Хашима ал-Мервезия. Ал-Балхий составил атлас географических карт: «Сувар-ил-акалим (изображение поясов земли)» с краткими объяснениями, значительно распространенными впоследствии ал-Истахрием. Первое издание этого атласа вышло в 307 г. или в 308 г. хиджры, а второе между 318 и 319 годами хиджры. Ал-Балхий скончался в 322 г. хиджры (934 г. по Р. X.).

Текст ал-Истахрия составляет первый том «Bibliotheca geographorum arabicorum. Lugd. Batav. 1870», издания de Goeje.


Из книги путей царств

Абу-Исхака Ибрагим-ибн-Мухаммеда ал-Фарисия ал-Истахрия, известного под именем ал-Керхия.

В своем описании мы с восточной стороны достигли уже крайних пределов исламa и возвращаемся вновь к пределам Рума на запад. Итак, мы дадим описание этого пояса до крайних пределов ислама на востоке; начнем же мы со стран Армении, Аррана и Адербейджана, считая их за одну об одном из них.

Армения, Арран и Адербейджан.

Армению, Арран и Адербейджан мы соединяем на одной картe; и рассматриваем как одну область. С ними граничат, прилегая с востока, Джибаль, Дейлем и западный берег Хазарского моря; с запада пределы Армана. Алланов и отчасти границы Джазиры, с севера Алланы и горы Кабк, с юга граничить с ними Ирак и отчасти пределы Джазиры.

Самый большой город в Адербейджане Ардабиль; в нем лагерь войска и дворец правителя. Этот город занимает две трети фарсаха в длину и столько же в ширину, а вокруг него стена, и в ней трое ворот ,большая часть построек его глиняные; город этот цветущий и цены в нем дешевые. Приблизительно в двух фарсахах от Ардабиля огромная и высокая  гора, называемая Сабалан . На ней лежит снег и зиму и лето, и она необитаема.

За Ардабилем по величине следует Мерага ;там в прежние времена был лагерь войск и дворец правителя. Мерага местность весьма здоровая, цветущая, обильная садами, волостями и посевами: а вокруг нее стена, которую разрушил Ибн-аби-с-Садж .

Далее по величине за Мерагой следует Урмия; это город здоровый, обильный продуктами, и цены в нем дешевыя. Лежит он при озере «аш-Шурат».

Меянидж, Хунадж, Уджан, Дахарракан, Хувей, Саламас,  Меранд, Тибриз, Берзенд, Варсан, Мукан, Джабраван  и Ушнух города незначительные и сходные по величине. 

Что касается до Джабравана  Тибриза и Ушнух-ал-Азария, то эти три города и область, охватываемая или, называются Рудайнией .

Что касается до Берда'а, то это город большой, более фарсаха в длину и в ширину, здоровый, цветущий и весьма обильный посевами и плодами. В Ираке и Хорасане после Рея и Испагани нет города более значительного, более цветущего и более красивого по местоположению и угодьям, чем Берда'а. От него менее чем в одном фарсахе есть место по имени Андараб,занимающее пространство более чем день пути в длину и ширину. Место это заполнено садами и огородами. В нем произрастают всевозможные плоды, и между прочим превосходный волоцкий орех, лучше ореха самаркандского. Среди плодов «шахибаллут»  лучше шахибаллута сирийского. Там же растет плод по имени «зукал», величиной приблизительно в «губейра». В нем есть косточка, и он сладок, когда созреет, и горький  до созревания.

Что же касается шахибаллута, то он величиной в половину черного грецкого ореха, а вкус его близок ко вкусу волоцкого ореха и спелого финика.

Смоквы в Берда'а привозятся из Ласуба, и считаются они лучшим сортом из этого рода плодов. Из Берда'а вывозится много шелку. Червей шелковичных вскармливают на тутовых деревьях, не принадлежащих никому. Много шелка отправляется оттуда в Персию (Ирак) и Хузистан.

В одной трети от Берда'а река Кура, а в реке Кура рыба «сурмахи» ,доставляемая в соленом виде в разные страны. Из Куры вылавливается также рыба, называемая: «зеракан» и «ишубет» .Эти обе рыбы предпочитаются другим сортам рыб в этих странах.

Около ворот Берда'а, называемых «Воротами курдов», рынок по имени «ал-Кюркий» , величиною фарсах в квадрате. На него собирается народ каждое воскресенье, и стекаются сюда люди из всевозможных стран, даже из Ирака . Этот рынок значительнее рынка «Кульсере». Наименование рынка: «ал-Кюркий» взяло перевес над именем дня по причине постоянного открытия рынка в этот день, так что часто жители, считая дни недели, говорят: «суббота,  кюркий, понедельник, вторник», пока не досчитают всю неделю.

Казнохранилище у них в соборной мечети по сирийскому обычаю, а сирийские казнохранилища всегда в мечетях. Казнохранилище это имеет крытую свинцом плоскую крышу с железной дверью, на девяти колоннах. Дворец правителя рядом с соборной мечетью в городе, а рынки в предместье города. 

Город Баб-ул-Абваб держит при море , а в центре его рейд для судов. Между рейдов и морем выстроено параллельно берегам моря две стены; проход для судов тесен, а вход сделан извилистым, и в устье порта протянута цепь, так что не может судно ни выйти, ни войти иначе как с разрешения. Эти две стены из камней и свинцу.

Баб-ул-Абваб лежит на Табаристанском море. Город этот больше Ардабиля (Якут добавляет: «около двух миль в длину и в ширину»), и там много посевов, но незначительное количество плодов, не считая того, что привозят сюда из окрестных стран. Вокруг этого города стена из камня, обожженного кирпича и глины, и город этот служит портом на Хазарском море для Серира и иных стран «кяфиров»; он служит также портом для Джурджана, Табаристана и Дейлема. Из Баб-ул-Абваба вывозятся полотняные одежды, и не выделывается полотняных одежд в Арране, Армении и Адербейджане нигде, кроме этих мест. Там же произрастает шафран. В Баб-ул-Абвабе встречаются рабы из разных стран «кяфиров» . (Якут — знаменитый арабский географ. Родился в 1179 году в Византии. Еще мальчиком был взять в плен мусульманами. С 1213 года много путешествовал и составил объемистый географический словарь: «Китаб-му'джам-ал-Булдан (Алфавитный реестр стран)», изданный в 1866 — 1870 годах Вюстенфельдом в Лейпциге в 6-ти томах. Умер он в Алеппо в 1224 году по Р.X. 50-ти лет от роду) Текст Якута: «Вокруг города каменная стена, простирающаяся от горы к морю, длинная, но не широкая. Через гору у этого города нет пути в города мусульман вследствие испорченности дороги и затруднительности путешествия из земель «кяфиров» в земли мусульман. При длине стены в море еще вдается подобно длинному  носу часть ее, и таким образом город со стороны стены защищен от приближения судов. Стена эта основательной постройки на огромном фундаменте; строил ее Ануширван .

Баб-ул-Абваб одна из знаменитых и значительных пограничных местностей  «и этот город велик и славен»,потому что в весьма громадном количестве окружают ее враги разных национальностей и языков в большом числе.

Рядом с городом находится высокая гора по имени «Дзы'б». На вершине этой горы ежегодно собирают большое количество дров и зажигают на ней костры в случае необходимости, и таким образом жители Адербейджана, Аррана и Армении предупреждаются о внезапном нападении врагов.

Воды моря иногда повреждают стену этого города.

Говорят, что на вершинах гор, простирающихся в смежности с Баб-ул-Абвабом, живет более семидесяти различных племен, и у каждого племени особый язык, так что они не понимают друг друга. Хосрои  прилагали большую заботу к этой пограничной местности и не ослабляли наблюдения за ее положением вследствие великой опасности с этой стороны и сильной боязни ее.

В этом месте были поселены стражники из переселенцев разных областей и надежных по мнению их (хосроев) для охраны, и вся населенная местность, которою они завладеют, была предоставлена в их исключительное пользование без всяких расходов для правительства, без хлопот об этом крае и без вмешательства в его дела; всё это было сделано из сильного желания заселить этот край надежными людьми и тем самым защитить от различных враждебных племен турок и «кяфиров». В числе поселенных здесь для охраны границ находилось племя Табарсеран, а по соседству с последним племена, известные под именами Филан и Лакз; последние особенно многочисленны и храбры. Кроме того, там есть племена Лиран, Шарван и другие. Для каждого племени было назначено место пребывания, которое они должны были охранять. Они многочисленны и сильны, и есть у них как конница, так и пехота.

Баб-ул-Абваб порт на этом море. К нему стекаются Хазары, Сериры, Шензаны, Хайзаны, Курджи , Рукланы, Зерикераны и Гумик с севера, а также являются туда люди из Джуржана, Табаристана, Дейлема и Джиля.

Жители Баб-ул-Абваба занимаются выделкой полотняных одежд, и приготовляется в областях Аррана, Армении и Адербейджана полотно только в Баб-ул-Абваб и волостях его; там же шафран. В Баб-ул-Абваб встречаются рабы из различных племен.

По соседству с Баб-ул-Абвабом к пределам исламских государств на берегу моря есть волость по имени Маскат, а рядом с нею земля Лакзов. Эти последние — племя значительное, мужественное и рослое; у них есть плантации и постоянно обитаемая область. Привилегированный класс у них называется: «Хамашира», и управляют ими цари; а ниже их «Мишак», потом следует «Ал-акра» и «Меган». Между ними и между Баб-ул-Абвабом, страна Табарсеран; жители ее так же мужественны и храбры, как Лакзы, и страна их так же густо населена, как и у тех; разве только, что Лакзы превосходят Табарсеранцев числом, и владения их гораздо обширнее. А выше лежит Филан; это незначительная область.

За Маскагом по берегу этого моря город Шабиран, незначительный, но укрепленный и богатый волостями. Далее следует волость Джашемдан, а затем хутора Джабаля и шарвана до пределов Баку, Дерника, Лакзов и Меджма-ал-Нахрайн. Далее позади этого Лиран, и в этой стране большой укрепленный замок. Рассказывают, что в этом замке есть журчание ключи, и он сам неприступен»

Тифлис — город меньше Баб-ул-Абваба по величине; вокруг него две стены из глины, а в них трое ворот. Город этот весьма цветущ и богат плодами и посевами. Это пограничный город. В нем находятся бани, в роде Табарийских, и вода в них горяча без помощи огня .

В Арране не существует городов значительнее, чем Берда'а, Баб-ул-Абваб и Тифлис. Байлакан, Варсан, Бердидж  — города незначительные и сходные по величине, но цветущи и богаты угодьями .

Дабиль больше Ардабиля; город этот служит столицей Армении и в нем дворец правителя подобно тому, как дворец правителя Аррана в Берда'а и дворец правителя Адербейджана в Ардабиле. Вокруг Дабиля стена; здесь много христиан, и соборная мечеть города рядом с церковью. В этом городе выделываются шерстяные платья и ковры, подушки, сидения, шнуры и другие предметы армянского производства. У них же добывается краска, называемая «кирмиз», и ею красят сукно. Я узнал, что это червяк, который прядет вокруг себя наподобие шелковичного червя а, кроме того, узнал я, что там же выделывают много шелковых материй.

Дабиль столица Армении и в нем Санбат, сын Ашуга. Город постоянно находился в руках знатных христиан, а христиане составляют большую часть обитателей Армении, она же «царство Арман». Армения граничит с Румом и пределы ее до Берда'а, до Джазиры  и до Адербейджана. Пограничная местность, прилегающая к Руму со стороны Армении — Каликала. На Армению делают набеги обитатели Адербейджана, Джибаля, Рея и соседних с ними стран. Есть у них место, откуда входит в Рум, известное под именем «Тара-безундэ». Туда стекаются купцы, а затем отправляются для торговли в страны Рума. Таким образом все, что попадается из парчи, шелку и румских одежд в этих странах, — это из Тарабезундэ.

Нашава, Беркери, Хилат, Маназкирд , Бадлис, Каликала, Арзан, Маяфарикин и Сирадж — эти города незначительные, сходные по величине, но цветущие, и все население их богато.

Маяфарикин считают принадлежащим к Джазире, если не принять во внимание, что он лежит по ту сторону Тигра, а Тигр служить границей Джазиры, о чем мы упоминали, изображая местности между Тигром и Евфратом. Поэтому и присоединили мы Маяфарикин к Армении.

Что касается до судоходных рек, то таковы реки Кура и Расс (ар-Расс) , а Сабидруд, находящейся между Ардабилем и Зенджаном, — река не настолько значительная, чтобы по ней плавали суда.

В реке Куре вода пресная, здоровая и легкая; Кура вытекает из гор в стране Джанзы и Шамкура близ Тифлиса и течет в земли «кяфиров»  медленно течет из страны Алланов из гор между.... потом течет через город Тифлис, далее через Хунан, замок, известный под именем «Кал'а-т-Тураб»; это огромный холм, а на нем замок; потом течет она к Шакки и из страны Джанза и Шамкур через Баб-Берда'а к Берзенджу»).

Вода Расса пресная и приятная; выходит она из Армении и течет, пока не достигает Баб-Варсана; далее доходит до задней части Мукана и русла Куры, а затем впадает в море (С так имеет: «Река Расс по величине меньше Куры, она пресная и истоки ее за Арменией; Расс протекает до Баб-Варсана, а потом доходит до Myкана и течет далее, пока не доходит до волости Шарвана, называемой Дарник; земля этой волости плодородная. Соединяется Расс с Курой и впадает в море Табаристанское. Река Самур течет по стране Лакзов, называемой Самур. Истоки ее в горах, и доходит она до Шакки. Иногда она увеличивается, а иногда уменьшается, но река эта обильная водой и богатая притоками. Ни одна из других упомянутых нами рек не разливается и не увеличивается так, чтобы стоило о том упомянуть»).

Что касается до морей Армении, Аррана и Адербейджана, то в Адербейджане есть озеро, называемое озером Урмией, с соленой водой; в нем водится рыба и животное, называемое «водяной собакой» озеро это велико, а вокруг всего озера населенные места, села и волости. Между этим озером и Мерагой три фарсаха; между озером и городом Урмия два фарсаха;  между Дахарраканом и берегом озера около четырех фарсахов; длина озера около четырех дней пути верхового животного, а при ветре удается иногда проплыть его в одну ночь. 

Другое озеро в Армении, называемое «озером Арджиш». Вылавливается из него рыба «тиррих»  и вывозится во все страны.

Эти страны омывает море Табаристанское; на этом море лежат города Ваб-ул-Абваб и Баку, а в Баку нефть.

Что касается Тигра, то лишь весьма незначительная часть его касается Армении, и мы уже изобразили Тигр на карте Джазиры и Ирака.

Из страны Берда'а выводятся мулы и доставляются во все страны. Вывозить также оттуда марену, доставляемую в страны Индии и другие места.

Границы Аррана от Баб-ул-Абваба до Тифлиса и до места, известного под именем: «Хаджиран» (Нахичевань), близ реки Расса.

Граница Адербейджана: горная цепь, доходящая до крайнего предела Тарма и до Зенджана: потом касается она крайних пределов Динавера, далее тянется за Хулваном и Шагразуром, пока не приближается к Тигру, а затем окружает пределы Армении. В этих городах цены настолько дешевые, что в некоторых местах цена овцы доходит до двух диргемов, а цена мёду в некоторых местностях доходит до того, что два или три мана  стоят диргем ( «один манн за диргем»). Там все в изобилии, хотя тот, кто не быль очевидцем этого, при рассказе об этом, отрицает возможность такого изобилия продуктов.

Там есть цари в областях, и владения их представляют отдельные государства; земля их обширна и имущества в изобилии. К ним принадлежат царь Шарвана, называемый шарваншах, и царь Абхаза, называемый Абхазшах.

Большая часть Адербейджана, Армении и Аррана гориста. Около Дабиля находится высокая гора по имени: «ал-Харис» ; на нее не взбираются вследствие ее высоты и трудности подъема; на ней лежит вечный снег. Позади нее другая гора ниже называемая «ал-Хувейрис». С Хариса стекают источники, а взбираются на него только за дровами, да охотники. Говорят, что в тех странах нет горы выше этой. 

Манн Ардабиля 1040 диргемов, в роде мана ширазского, только в Ширазе называется он «ман», а в Ардабиле «ритль» .

 Язык в Адербейджане, Армении и Арране персидский и арабский, исключая области города Дабиля: вокруг него говорят по-армянски: в стране Берда'а язык арранский.

В этих странах находятся горы Кабк, как их, называют, и там существует много различных языков у неверных народов и много племен «кяфиров».

Ходячая монета Адербейджана, Аррана и Армении золотая, равно как и серебряная.

Расстояния в этих областях.

Путь из Берда'а в Ардабиль: из Берда'а в Юнан  7 фарсахов; из Юнана в Байлакан 7 фарсахов; из Байлакана в Варсан 7 фарсахов 7 фарсахов; из Балхаба в Берзенд 7 фарсахов, и из Берзенда в Ардабиль 15 фарсахов.

Путь из Берда'а в Баб-ул-Абваб 60, из Берда'а в Берзендж 18 фарсахов; из Берзенджа на брод через Куру в Шемахию (Якут добавляет: «а в ней нет мечети») 14 фарсахов; из Шемахии в  Шарван   3 дня пути; из Шарвана в Абхаз  2 дня пути; из Абхаза в Джасар-Самур 12 фарсахов, и из Джасар-Самура  в Баб-ул-Абваб 20 фарсахов. «на горах Баб-ул-Абваба крепости, построенные Хосроями; в крепостях этих обитает народ, приставленный для охраны этих дорог, по которым ходят хазары в земли исламские. Таких крепостей четырнадцать, и живут в них люди из Мосула, Дияр-Габия  и Сирии. Они известны под именем этих же племен, и язык (арабский) сохраняется из рода в род. Над ними нет никакого начальника, и они наблюдают за Бабом (Воротами). Между Лакзами и Ширваном граница, а между Ширваном и Лираном смежная граница; у Лирана с Мукатей граница, и со страною Абсия тоже. В этой местности мало городов. Здесь есть укрепленный замок, а за ним к горам местность, соседняя Лакзам. Лакзы и охраняют замок, так как владетель Абсия чувствует склонность к ним и старательно их защищает. Далее следует земля Шавки, потом Абрия, затем Сария, и, наконец Тифлис»).

Путь из Берда'а в Тифлис : из Верда'а в Джанза, город, 9 фарсахов: из Джанза в Шамкур 10 фарсахов ; от Шамкура до Хануна, города, 21 , от Хунана до Кал'а-ибн-Кандаман 10 фарсахов, и от Кал'а до Тифлиса 12 фарсахов.

Путь из Берда'а в Дабиль: от Берда'а до Каль-катуса 9 фарсахов; из Калькатуса в Метрис 13 фарсахов; из Метриса в Давмис 12 фарсахов; из Давмиса в Киль-Куй 16 фарсахов; от Киль-Куй до Сисаджана 16 фарсахов, и от Сисаджана до Дабиля 16 фарсахов.

Путь из Берда'а в Дабиль идет по землям армян, и все эти города в царстве Санбата, сына Ашута.

Путь из Ардабиля в Зенджан 64: от Ардабиля до Кантара-Сабидруда два перехода; от Кантары до Серата один день; от Серата до Нувейя один день пути и от Нувейя до Зенджана один день пути.

Путь из Ардабиля в Мераг 58, от Ардабиля до Меяниджа 20 фарсахов; от Меяниджа до Хунаджа, города, 7 фарсахов; от Хунаджа до волости Куль-сере с громадным рынком, но без мечети, 3 фарсаха, и от Куль-сере до Мераги 10 фарсахов.

Путь из Ардабиля в Амид 66: от Ардабиля до Мераги 40 фарсахов; от Мераги до Дахарракана  города с мечетью, два перехода; от него до Урмии, города,  2 перехода; от Урмии до Саламаса 2 перехода ; от Саламаса до Хувейи 7 фарсахов; от Хувейи до Беркери 30 фарсахов; от Беркери до Арджиша один день; от Арджиша до Хилата 3 дня; из Хилата в Бедлис один день ; от Бедлиса до Мияфарикина 3 дня , и от Мияфарикина до Амида 2 дня.

Путь из Мераги в Дабиль 67: от Мераги до Урмии 30 фарсахов;



<